Новости Южно-Сахалинска

Стирать с карт мертвые села на Сахалине будут с участием мэров

Комитет по госстроительству, регламенту и местному самоуправлению думы Сахалинской области во втором чтении принял новые правила ликвидации заброшенных сел. Принятый проект предполагает внесение изменений в закон "Об административно-территориальном устройстве Сахалинской области".
Тема с существующими только на бумаге, но фактически брошенными населенными пунктами обсуждается уже достаточно давно. В советское время Сахалин активно застраивали — рабочие поселки разной степени благоустроенности появлялись у шахт, портпунктов, свои городки строили леспромхозы. С развалом союза и промышленности делать в удаленных от цивилизации местах становилось нечего — люди постепенно покидали их, пока от села не оставалось одно название или несколько последних жителей, которым некуда уходить.
Автор поправок депутат Александр Болотников добавил, что правила и механизмы для упразднения сел нужны в первую очередь не для того, чтобы уничтожить память о поселках или их жителей. Без этого кирпичика невозможно построить рабочую систему расселения сел умирающих — Тельновска, Пильво и других, разбросанных по побережью на севере Сахалина.
— Когда процесс начинается, власти запрашивают у федеральных органов информацию о жителях зарегистрированных, имуществе, но им отвечают — мы не обязаны вам ее давать. Пытались их обязать — нам уважаемая прокуратура сказала, что не имеем права. Тогда мы пошли по другому пути. Раньше органы местного самоуправления не принимали участия в этом процессе, а теперь мы даем им всю инициативу. Сейчас правительство готовит порядок, я надеюсь, что он будет к первому чтению в думе согласован, где будут конкретно критерии для этой работы и все шаги расписаны, — заметил депутат.
Как и в первом чтении, законопроект вызвал достаточно активное обсуждение. В прокуратуре предлагали прописать в законе более четкие критерии для признания села нежилым — отсутствие населения и жизнедеятельности, личные подсобные хозяйства, предоставленные физическим или юридическим лицам участки. Ирина Никитина добавила, что кроме этого важно учитывать наличие участков или производственных объектов, принадлежащих предприятиям. Если уж область гарантирует какие-то компенсации гражданам, бросать у стертой точки на карте организации тоже не очень правильно.
— Если мы принимаем законопроект в том виде, в котором он есть (без учета всех тонкостей собственности), мы нарушаем федеральные законы, Конституцию, права людей на имущество, — заметила она.
Закон о ликвидации покинутых сел предполагает, что органы местного самоуправления будут создавать комиссию и принимать решение о судьбе каждого населенного пункта. Им же придется устанавливать тех, кто все еще живет или зарегистрирован в селе, разбираться с соблюдением всех имущественных прав. Если в умирающем населенном пункте остаются жители, они должны переехать поближе к цивилизации.
— Нам говорят, что мы начнем массово закрывать села. Но у нас же разум должен быть, и у мэра тоже, — добавил Болотников.
Кроме того, комиссия должна установить, что у населенного пункта в его нынешнем виде и статусе нет перспектив восстановления и возвращения к активной жизнедеятельности. После преодоления всех формальностей решение проходит через местный представительный орган и отправляется на подпись к губернатору. Последней инстанцией в четырехступенчатом процессе будет областная дума — за ней остается заключительное законодательное слово.
О том, что делать с многочисленными сахалинскими селами, рассуждают достаточно давно. В целом в области сформировался двунаправленный подход для работы с ними — там, где есть перспективы, необходимы поддержка и комплексное развитие, а те, что не несут жителям ничего кроме пустоты и неустроенности — должны расселяться и ликвидироваться. До сих пор ни тот, ни тот механизм на полную катушку не заработал.

   106 9214 2
Новости по теме

Обсуждение на форуме