Новости Южно-Сахалинска

Прялки деревянные и лоскутные представили на выставке в Южно-Сахалинске

Все зависит от интонации. Название выставки "Прялки и прялки", открывшейся в Центре русского декоративно-прикладного искусства "На краю земли", кто-то может произнести с пренебрежением — ну прялки и прялки, ничего особенного, не седьмое чудо света. И будет не прав, потому что в данном случае имеет место волшебное преображение: от потемневших деревянных подлинников из крестьянского быта — к лоскутной живописи по народным мотивам.
Сначала известная сахалинская рукодельница Ольга Андреева, руководитель квилт-студии "Лоскутный остров", увидела в музейных витринах прялки. Как ни молод областной художественный музей, филиалом которого является Центр, но собрать коллекцию народного быта сумел. Есть в ней и прялки, сработанные в Поволжье и на Русском Севере в XIX — начале ХХ века. На этой почве родился проект "Ой, на прялке я пряла", поддержанный компанией "Сахалин Энерджи". Вычурные узоры и истории, "записанные" на прялке, "лоскутные островитянки" скрупулезно, во всех подробностях скопировали в текстиле в жанре лоскутной аппликации. Под руководством Ольги Андреевой трудились полгода. Прежде всего прилежно погрузились в теорию, уясняя для себя, что есть что, чем отличается городецкая (поволжская) прялка от северной. Помимо прялок из сахалинских закромов вдохновлялись и образцами из других музеев, коих великое множество. А в стенах Центра на финальной совместной выставке "Прялки и прялки" можно почувствовать разницу. Рядом с первоисточниками вдохновения, которых время не пощадило, во всей мощи жаркими, яркими красками "загорелись" лоскутные панно-отражения. Ведь народное искусство — всегда радость, радуга цвета, кипение жизни.
— Прялки — тема очень тонкая и родная, которой хочется делиться с сахалинцами, — говорит Ольга Андреева. — Некоторые мастерицы поначалу побаивались приступать к работе, уж очень она масштабна. Рисунок содержит массу деталей, которые надо в точности воспроизвести, потому что каждый завиток несет сакральный смысл. Например, для мезенской прялки надо было сделать более сорока изображений уточек. Но мы справились. Погружение в декоративно-прикладное народное искусство — это повод почувствовать себя русским человеком.
Любопытство сродни нити, что держит пряха. Зацепив ухом и глазом ненашенские словечки — уфтюгская, мезенская, пермогорская, ракульская, борецкая, кенозерская (роспись), будешь постепенно втягиваться в замысловатые орнаменты и сюжеты на длинных свитках, в глубь веков, в прекрасное и теплое далеко. Прялки, как рубель и ухват, в руках русской женщины прошлых веков привычны, что гаджеты сейчас. Но прялки не меняли, как перчатки, матери берегли и передавали по наследству дочерям, мужья дарили женам. Ведь каждая прялка выходила неповторимой, с миллионом мельчайших деталей. Красоту эту не столь четко сохранил образец из дерева, потому что прялка — большая труженица. Например, на расписном донце прялки в Поволжье пряхи сидели, а закончив работу, вешали на стену. Получалась часть интерьера, украшение избы, красота и польза "в одном флаконе".
Антонина Автушко из Корсакова впервые увидела пэчворк в музее, будучи в гостях у дочери на Аляске. И подумала: вот бы так научиться. И вселенная, "услышав" ее искренний интерес, послала встречу с Ольгой Андреевой. По ее панно можно представить, какой веселой прялка вышла из рук мастера в стиле "уфтюгская роспись" (Уфтюг — приток Северной Двины в Архангельской области) — на нем расцвело чудесное дерево с глазастыми листьями и птицами на синем фоне. Оно и видно: на Русском Севере искусство творили свободные люди. Как, впрочем, через сто лет и на Сахалине.
Яна Русских сначала влюбилась в городок Городец во время путешествия по Волге, его традиционный живописный промысел — аляпистый и очаровательный лубок. Таким и вышло ее панно — с двумя прекрасными дамами в пышных, как розаны, юбках, под цветочной арочкой. Прообразом послужила прялка, расписанная городскими мотивами, в соответствии с наивными представлениями безымянных народных художников о состоятельной городской жизни.
Но роспись пришла во второй половине XIX века, а до того прялки были поскромнее, деревянную фактуру оттеняли вставками опять же из дерева (мореного дуба), поэтому панно в коричневой гамме Елены Цепкало кажется довольно сдержанным среди пестрых собратьев по выставке. Зато ее сюжет воспроизводит реалии жизни большого города. Ведь нижегородская земля — родина самых грандиозных ярмарок в России, а где базар — там карусель с лошадками, променад дам с зонтиками и господ в цилиндрах.
А самый сложносочиненный сюжет выбрала, конечно, Ольга Андреева. Его подсказала прялка с борецкой росписью XVIII века — "Сваты". Панно повторяет структуру иконостаса, потому что первые прялки на Севере расписывали выходцы из Нижнего Новгорода, занимавшиеся иконописью, объясняет мастерица. И вместе с тем это прялка-дом, где на каждом "этаже" детализируется церемония старинного русского сватовства: над крышей парят чудные птички — символ семейного благополучия, ниже окна подсвечены солнцем, дальше старичок-сват стучится в дом, нарядный жених подъезжает на лихом коне, и, как и положено, только невесты-скромницы не видать на полотне рукотворной феерии…
— Посыл этого проекта: образы и сюжеты народного искусства, которые пронесены через века, сахалинские мастерицы воплотили в текстиле, — отметила главный научный сотрудник областного художественного музея, куратор проекта Евгения Ворожцова.
Мастерицы Ольги Андреевой не просто занимаются хобби. Они вшивают, встрачивают красоту русской души, заветы предков в сегодняшнюю нашу суетную, местами абсурдную и искусственную жизнь. А на вопрос, тяжело ли дается успех, не сговариваясь, отвечают: за любимым делом время летит незаметно. И правда, "счастливые часов не наблюдают".
PS. Для тех, кто постоянно спрашивает, где происходит описанное мероприятие, уточняем: ул. Курильская, 42, Центр русского декоративно-прикладного искусства "На краю земли". Для желающих проводятся по записи экскурсии. Выставка открыта до конца января.

   0 2457 10